2005-04-17
Xarici işlər naziri Elmar Məmmədyarovun BBC-yə müsahibəsi

В прошедшую пятницу в Лондоне прошли переговоры по карабахскому урегулированию между сопредседателями Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и министрами иностранных дел Азербайджана и Армении Эльмаром Мамедъяровым и Вартаном Осканяном. После переговоров корреспонденту Би-би-си удалось побеседовать с главой МИД Азербайджана.

Би-би-си: Господин министр, чего удалось достичь на лондонских переговорах по карабахскому урегулированию?

Эльмар Мамедъяров: Во-первых, мы еще раз подтвердили Пражский процесс, определили основные направления дальнейшей работы. И, в принципе, по очень многим вопросам наработаны подвижки. Но остается еще очень много вопросов, по которым мы должны продолжать работать. Поэтому мы решили встретиться еще раз во Франкфурте 27-го апреля.

Би-би-си: Но с другой стороны известно, что собственно встречи между двумя министрами в Лондоне не было. Почему бы все эти проблемы не обсудить министрам путем непосредственного диалога?

Э.М.: Ну, для достижения цели все средства хороши. И в этом смысле у нас с армянской делегацией были достаточно интенсивные переговоры в Праге - и прямые тет-а-тет, и через посредников. В рамках этих контактов и родился Пражский процесс, который определил рамки, в пределах которых мы должны вести наши переговоры.

Мне трудно судить и говорить вместо сопредседателей, почему они предложили вести переговоры раздельно. С этим вопросом лучше обратиться к сопредседателям. Хотя нас устраивает любой вариант, главное, чтобы было продвижение вперед.

Би-би-си: Что считает Азербайджан необходимым и достаточным условием, чтобы продвинуть этот процесс вперед?

Э.М.: Ну, в первую очередь, мы говорим об освобождении семи районов, возвращении туда перемещенных лиц, восстановлении коммуникаций, восстановлении нормальной жизни людей, восстановлении демографической ситуации в регионе. И таким образом, при соответствующих гарантиях безопасности приблизить долгожданный мир, - о котором на протяжении стольких лет мечтают не только в Азербайджане, но, я уверен, и в Армении, - с тем, чтобы все, что произошло оставить в прошлом.
Но это очень сложный процесс. Эмоции могут перехлестывать иногда. Это очень чувствительный процесс, но надо принимать решения. Мы не можем находиться в XXI веке с пониманием, что существует оккупация территорий, существуют этнические чистки, полное выселение коренного населения из мест их постоянного проживания. Формула мира подразумевает сосуществование и сотрудничество, а не размежевание и возведение барьеров между двумя общинами.

Би-би-си: Но такую конфликтную ситуацию, как говорят посредники, невозможно разрешить без компромиссов. На какие компромиссы готов пойти Азербайджан, и какие компромиссы ждет он от другой стороны с тем, чтобы достичь урегулирования ситуации?

Э.М.: Вы знаете, есть определенный предел компромиссов. Когда мы говорим об освобождении оккупированных территорий, то я не думаю, что есть шанс говорить о компромиссах с азербайджанской стороны. Мы - пострадавшая сторона, наши земли оккупированы, наши люди изгнаны из мест проживания, и в этом контексте, конечно, позиция однозначна, что эти люди должны вернуться обратно.
Что касается дальнейших отношений и сосуществования с Арменией, то ясно, что мы должны восстановить сотрудничество, то есть взаимные контакты и взаимосвязи. И это нужно сделать, если мы решили двигаться вперед в направлении процесса евроинтеграции, европейского сотрудничества. Мы сделали свой выбор. Это один из столпов внешней политики Азербайджана. И мы призываем, чтобы выбор дальнейшего направления развития был озвучен и нашими соседями тоже.

Би-би-си: Говоря о соседях и добрососедстве, невозможно обойти и региональные вопросы. В последнее время в различных средствах массовой информации говорят о намерениях США разместить на Южном Кавказе, и в первую очередь - в Азербайджане, свои военные базы. При этом в качестве аргументации приводят наличие энергетических и стратегических интересов Америки в этом регионе и необходимость обеспечения надежной охраны этих интересов. В этой связи указывают и на участившиеся визиты министра обороны США Дональда Рамсфелда в Баку. Какова позиция Азербайджана по этой проблематике?

Э.М.: Мы не ведем обсуждения по размещению американских военных баз на территории Азербайджана. Потому, что, поверьте мне, если говорить о размещении баз, то они, как говорится, не рождаются как грибы за одну ночь. Это очень серьезный, долгий процесс. Потому что он должен пройти много стадий, утверждаться парламентами стран, соответствовать конституции и законодательству государств. Тем более, что таких переговоров и не ведется.
В отношении сотрудничества - да, такое сотрудничество идет с соответствующими службами безопасности США. Они оказывают нам помощь в осуществлении ряда очень интересных и очень нужных программ в области безопасности. США учитывают, что у нас идет становление наших и вооруженных сил, и пограничников, и наших соответствующих служб. Эта помощь приветствуется нами, она нам нужна. Вы это можете посмотреть в отчетах Конгресса США, в каких размерах средства выделяются для нужд соответствующих структур и вооруженных сил Азербайджана.

Ну, и добавим, конечно, наше сотрудничество с НАТО. После того, как мы приняли индивидуальный план партнерства, это сотрудничество вышло на новую ступень развития и развивается достаточно интенсивными темпами, и мы приветствуем это, потому, что для нас это очень важно. Это очень важно особенно учитывая те колоссальные проекты, которые осуществляются сейчас в регионе. И это будет очень полезно для развития и укрепления государственности Азербайджана.

Би-би-си: Но с другой стороны на территории Азербайджана есть российский военный объект - Габалинская радиолокационная станция. Почему бы не "уравновесить" его?

Э.М.: Ну, знаете, я не думаю, что надо уравнивать Габалинскую РЛС, которая сдана в аренду Российской Федерации и за которую, кстати, Азербайджан получает достаточно весомые отчисления, с сотрудничеством с тем или иным государством или той или иной организацией.

Азербайджан - независимое самостоятельное государство, которое проводит независимую внешнюю политику, строящуюся на его национальных интересах. Если мы сотрудничаем с США или с НАТО или на индивидуальном уровне с другими государствами, то это решение нашего государства, нашего правительства.

Mənbə: BBC

növbəti xəbər əvvəlki xəbər