2004-11-15
Xarici işlər naziri Elmar Məmmədyarovun "Интерфакс" agentliyinə müsahibəsi

Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров рассказал агентству "Интерфакс" о взаимоотношениях Баку с Москвой и Вашингтоном, планах сотрудничества республики с НАТО и ходе урегулирования в Нагорном Карабахе

Как вы оцениваете нынешнее состояние отношений между Азербайджаном и Россией и перспективу их расширения в различных направлениях, в частности, безопасности

Отношения между Азербайджаном и Россией находятся на достаточно хорошем уровне, поступательно развиваются. Свидетельством этому являются интенсивные контакты между лидерами двух стран.

Недавняя встреча президента Азербайджана Ильхама Алиева в Киеве с президентом России Владимиром Путиным в очередной раз подтвердила, что сотрудничество между Азербайджаном и Россией находится на высоком уровне. Основу в свое время этому заложил Гейдар Алиев, который определил направления развития отношений с Россией.

Что касается вопросов безопасности и борьбы с терроризмом, то существуют достаточно хорошие контакты между министерствами иностранных и внутренних дел, национальной безопасности, пограничных служб. Так, в частности, последняя встреча состоялась в прошлом месяце на границе между Азербайджаном и Россией на уровне руководителей двух пограничных ведомств.

Терроризм - это серьезная проблема. Я думаю, что одной из основных наших задач является наращивание сотрудничества, потому что с терроризмом в одиночку бороться практически невозможно. Только совместными усилиями можно остановить расползание этой угрозы.

Считаете ли Вы достаточной роль России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта или полагаете, что Москва обладает большими возможностями для содействия скорейшему решению проблемы?

Вне всякого сомнения, Россия обладает очень большими возможностями для содействия скорейшему урегулированию нашего конфликта с Арменией. Мы считаем, что Россия должна занять принципиальную позицию. Россия неоднократно декларировала на разных уровнях о поддержке территориальной целостности Азербайджана и мы ожидаем, что роль России в урегулировании конфликта должна активизироваться.

Как Вы относитесь к заявлению главы МИД Армении Вардана Осканяна о том, что рассмотрение в ООН ситуации на оккупированных азербайджанских территориях может оказать негативное влияние на переговорный процесс по Нагорному Карабаху?

Я не разделяю этого мнения, потому что я считаю, что включение в повестку дня Генеральной Ассамблеи ООН пункта о ситуации на оккупированных территориях Азербайджана, наоборот, окажет только позитивное влияние на переговорный процесс.

Мы считаем, что обсуждение в ООН ни в коем случае не подменяет обсуждения в Минской группе ОБСЕ. Азербайджан заявлял неоднократно, что выступает за активизацию деятельности сопредседателей. Мы считаем, что возобновление переговорного процесса в рамках тех обсуждений, которые были в Праге, должно продолжаться и интенсифицироваться. Мы готовы к проведению встречи в любое время, в любом месте в рамках так называемого "Пражского процесса", потому что те обсуждения, которые мы провели в Праге дают надежду на возможность продвижения на переговорах.

Но с другой стороны, трудно поверить в искренность переговоров, когда параллельно с ними армянская сторона осуществляет заселение оккупированных территорий Азербайджана, в том числе и за пределами административной границы Нагорного Карабаха.

У нас есть точные данные, причем, данные как из оперативных источников, так и непосредственно из различных СМИ. Даже в докладе государственного департамента США по правам человека подтверждается факт проведения незаконного заселения оккупированных территорий. Мы даже можем назвать конкретные районы, где идет незаконное заселение. У нас есть точные данные по Кельбаджару, Лачыну, Зангилану, Джабраилу, где армянская сторона методами предоставления переселенцам займов, кредитов, других форм финансовой поддержки осуществляет заселение.

Заселение несет в себе очень большой потенциальный конфликт в перспективе. Ну представьте себе, что если мы договариваемся на переговорах и выходим на реальный результат и перемещенные лица начинают возвращаться к себе домой на свои земли, а в этих местах живут армянские семьи. Это потенциал для возобновления конфликта.

Поэтому мы считаем, что обсуждение в ООН носит принципиальный характер. Это, так сказать, параллельный процесс. Вообще, в переговорной практике когда невозможно решить проблему в комплексе, необходимо приложить усилия для решения ее по частям с тем, чтобы облегчить решение вопроса в целом.

Мы ожидаем, что армянское руководство осознает, что заселение оккупированных территорий противоречит всем нормам международного гуманитарного права, международным конвенциям. Есть известные Женевские конвенции 1949-го года о праве в вооруженных конфликтах. В соответствии с этими международно-правовыми документами заселение оккупированных территорий полностью запрещается.

В данном случае мы считаем, что армянское руководство должно понять это и начать вывозить и выселять семьи, которые ранее переселились и в настоящий момент проживают на оккупированных территориях.

Армянская сторона выступила с просьбой к Азербайджану о приостановлении переговоров на уровне МИД по Нагорному Карабаху для того, чтобы осмыслить некоторые идеи по урегулированию. Что это, по Вашему мнению, - свидетельство возможного прорыва в урегулировании или же наоборот, стремление Еревана затянуть переговоры?

Мне трудно судить, стремится ли Армения затянуть переговоры или она на самом деле серьезно надеется на прорыв в урегулировании. Во всяком случае, мы надеемся, что переговоры по урегулированию возобновятся незамедлительно.

Азербайджанская сторона готова к возобновлению переговоров в рамках Минской группы и выступает за продолжение так называемого "Пражского процесса". На последней встрече в Праге 30 августа была даже достигнута договоренность о последующей встрече с министром иностранных дел Армении и сопредседателями - 25 октября. Затем, 15 сентября в Астане президент Армении попросил время, чтобы обдумать и проанализировать ситуацию. К сожалению ответа из Еревана к 25-му октября мы не дождались, поэтому эта встреча не прошла.

Одним словом, мы считаем, что переговорный процесс под эгидой Минской группы должен быть продолжен в рамках Пражских обсуждений. Однако, сразу же отмечу, что мы не увязываем возобновление переговоров с обсуждением вопроса по ситуации на оккупированных территориях Азербайджана в ООН. Это два разных вопроса. Переговоры это политический вопрос, заселение территорий - грубейшее нарушение международного гуманитарного права.

Каковы, по Вашему мнению, перспективы карабахского урегулирования с учетом того, что все больше международных организаций выражают заинтересованность в содействии решению конфликта?

Мы только приветствуем этот факт. Карабахский вопрос обсуждается в Совете Европы. Этот вопрос все больше привлекает внимание Европейского Союза и НАТО. И ни одна наша встреча ни в одной международной организации не проходит без обсуждения армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Конфликт очень сложный и для его справедливого и долгосрочного разрешения понадобятся усилия многих стран.

Ваше отношение к докладу по Нагорному Карабаху, подготовкой которого в Парламентской ассамблее Совета Европы занимается британский эксперт Дэвид Аткинсон.

Доклад, который подготовил нынешний генеральный секретарь Совета Европы Терри Девис, в целом носит объективный характер и он реально оценивает ситуацию на месте, несмотря на наше несогласие с отдельными элементами в документе.

Сейчас работа над этим докладом, учитывая избрание Т.Дэвиса Генсеком СЕ, была передана другому депутату от Великобритании в Совете Европы Дэвиду Аткинсону. Мы надеемся, что в ближайшее время этот доклад найдет свое продолжение, будет обсужден на Политическом комитете Совета Европы, затем на регулярной сессии Парламентской Ассамблеи.

Что касается мнения некоторых сил о Гаагском суде как одном из средств решения карабахского конфликта, то здесь существуют некоторые процедурные и правовые вопросы. В частности, признание юрисдикции Гаагского суда сторонами конфликта. А насчет целесообразности обращения в Гаагский суд необходимо, конечно же, компетентное мнение юристов. Если они полагают, что решения Гаагского суда вынудят Армению освободить оккупированные территории и принесут пользу для урегулирования конфликта, то мне кажется, что этот вопрос может быть серьезно рассмотрен.

Последнее время некоторые СМИ публиковали информацию о скором размещении на территории Азербайджана иностранных военных баз, а также возможном использовании территории республики для атаки на Иран. Насколько подобная информация основана на действительности?

У меня нет никакой информации на этот счет. Заявляю, что с нами не ведется никаких переговоров о размещении иностранных военных баз на территории Азербайджана. Тем более, мы не намерены предоставлять свою территорию для атаки на какие-либо государства. То есть это информация полностью не соответствует действительности.

Военная база - это стационарный объект, который невозможно развернуть в течении одной ночи. Для этого необходимо проведение многоступенчатых переговоров. Могу вам однозначно сказать, что МИД таких переговоров не ведет.

Руководство Азербайджана неоднократно заявляло, что одним из внешнеполитических приоритетов страны является скорейшая интеграция в евроатлантические структуры, в частности, Евросоюз. Какие направления сотрудничества страны с этой организацией кажутся Вам наиболее перспективными?

Европейский Союз, после своего последнего расширения насчитывающий 25 государств, заинтересован в развитии отношений с Азербайджаном. В этом контексте, программа "Европа - новое соседство" представляет колоссальный потенциал и в ее реализации азербайджанская сторона очень заинтересована.

Формы сотрудничества с Европейским Союзом могут быть многообразными, как в политической, так и в экономической сфере. Евросоюз еще даже не начав программу нового соседства уже оказывал нам содействие по линии ТАСИС.

Программа транспортного коридора ТRАСЕСА также находит поддержку в Брюсселе. Мы считаем, что наше сотрудничество должно развиваться и в культурной сфере. Азербайджан чувствует себя частью Европы и, соответственно, мы заинтересованы в развитии этого направления.

Очень большой потенциал имеется в развитии энергетической сферы. На последнем заседании в Брюсселе было принято решение о создании в рамках Совета Азербайджан-Европейский Союз подкомитета по энергетике и транспорту. В этом контексте, конечно, те серьезные проекты, которые осуществляет Азербайджан, в частности, трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, несут колоссальный потенциал. Иными словами, это не односторонняя, а двусторонняя дорога. И мы считаем, что нам есть, с чем идти в Европу. Мы приходим в Европу не с пустыми руками.

Что касается наших взаимоотношений с НАТО, то они также развиваются поступательно. Недавний визит Генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схеффера в Баку, я думаю, был достаточно успешным. Мы обговорили очень много деталей; в частности, прошло заседание комиссии Азербайджан-НАТО с участием многих министров, которые входят в указанную Комиссию.

Мы считаем, что у нас есть очень большой потенциал для развития сотрудничества. Опять-таки мы приветствуем решение, которое приняла НАТО на своем саммите в Стамбуле о том, что Южный Кавказ будет находиться в сфере их интересов. Мы полагаем, что это принесет больше стабильности в наш регион.
Конечно же, одним из главных вопросов в развитии отношений с европейскими и евроатлантическими структурами является проблема безопасности в нашем регионе. Конфликт между Азербайджаном и Арменией серьезно препятствует установлению региональной стабильности.

В последнее время местные и зарубежные наблюдатели часто говорят о скором вступлении Азербайджана в НАТО. Ограничится ли Азербайджан нынешним развитием сотрудничества с этой организацией в рамках двустороннего плана или же республика действительно в перспективе ставит перед собой вступление в Североатлантический альянс?

Мы развиваем сотрудничество достаточно интенсивно. Президент Ильхам Алиев совершил в мае этого года визит в Брюссель, представил презентационный документ о Плане действий по индивидуальному партнерству.

Сейчас мы ожидаем, что страны НАТО утвердят его, и в рамках этого мы продолжим наше сотрудничество уже на более высоком уровне, который будет нести индивидуальный характер. А то, что касается вступления Азербайджана в эту организацию, этот вопрос, наверное, надо адресовать НАТО и государствам-членам НАТО.

Планирует ли Азербайджан увеличение миротворческого контингента в Ираке или же, наоборот, их вывод, учитывая, что из-за ухудшения обстановки в регионе это сделали ряд других союзнических государств.

Азербайджан является членом антитеррористической коалиции. Наш миротворческий контингент находится не только в Ираке, но, как известно, и в Афганистане и Косово. Мы периодически осуществляем ротацию своих подразделений. С материально-технической точки зрения у нас нет сейчас возможности для увеличения нашего контингента. Но, честно говоря, мне кажется, что нет и необходимости в этом.

Иракский народ должен сам определить свое будущее. Для этого мы поддерживаем усилия по проведению честных и справедливых выборов в Ираке в январе следующего года, которые, вне сомнения, стабилизируют ситуацию в стране и в регионе, в целом.

Как вы оцениваете уровень сотрудничества Азербайджана с США?

Взаимоотношения с США развиваются динамично. Более того, мы считаем, и слышим аналогичную оценку из Вашингтона, что эти отношения уже приобрели уровень стратегического партнерства. Мы выступаем за углубление отношений во всех сферах с США, которые возглавляют контртеррористическую коалицию и являются нашими серьезными партнерами в этой сфере.

Азербайджан принял свое решение, когда вступал в коалицию и сделал это исходя из собственного опыта. Мы знаем, что такое терроризм. 33 террористических акта были совершены в Азербайджане, сотни мирных граждан погибли и были ранены. Были осуществлены взрывы в метро, поездах и автобусах. Мы знаем организаторов этих террористических актов.

Что касается экономических отношений с США, то сотрудничество в области добычи, переработки и транспортировки нефти и газа известно всем, оно достаточно эффективное и серьезное. Но нам, на наш взгляд, кажется, что необходимо развивать сотрудничество и в ненефтяном секторе.

Нам также очень интересен опыт США в области развития демократии, защиты прав человека, верховенства закона. Эта сфера является важным фактором стабильности страны и в этом направлении сотрудничество с США будет и далее развиваться.

Məqalənin linki

növbəti xəbər əvvəlki xəbər